• Главная 11.06.2024

    Кратко, НА ЗАМЕТКУ, как напоминание!

    Irena Karaliene: –
    Причина этого проста: традиционный японский дом с легким деревянным каркасом и бумажными стенами далеко не так опасен. Бетонные городские «скворечники» таким образом оказываются куда менее надежным убежищем. Подвал в этом отношении — место вполне надежное. Житель Хиросимы Эйдзо Номура выжил в подвале, находясь в 170 м от эпицентра взрыва. Поможет он и от радиации: Номура хотя и переболел лучевой болезнью, прожил еще много десятилетий и умер уже в преклонном возрасте. При этом от лучевой болезни погибали люди, оставшиеся на поверхности и в километре от взрыва. Не исключено, что вход в подвал завалит и вам придется дожидаться помощи несколько дней. Держите наготове воду, закройте окна и щели, чтобы внутрь проникало меньше радиоактивной пыли.
    По мере увеличения мощности ядерной боеголовки зона сплошных разрушений быстро растет, а вот область поражения проникающей радиации расширяется куда медленнее. Гамма-фотоны имеют крайне малую длину волны, поэтому хорошо поглощаются воздухом. Стоит учесть, что чем мощнее боеприпас, тем выше оптимальная высота его подрыва над городом. В Хиросиме это были 600 м, для W88 эта цифра втрое больше. Поэтому W88 даст сильное радиационное поражение (от 5 зивертов) в радиусе около 1,32 км, а «Малыш» в Хиросиме сработал в радиусе 1,2 км. Разница лишь немногим более 10%, причем на практике доля погибших от лучевой болезни будет даже меньше, чем в 1945-м.
    Дело в том, что в Хиросиме радиус зоны тяжелых разрушений (>0,14 МПа, разрушение 100% зданий) составил всего лишь 340 м, средних разрушений (>0,034 МПа, разрушение более половины зданий) — только 1,67 км. А вот от W88 над Москвой радиус тяжелых разрушений будет 1,1 км, средних — 5,19 км. Едва ли какой-то жилой дом устоит в зоне радиационного поражения (1,32 км). В таком положении вы либо в подвале, живы и защищены от радиации, либо уже заведомо погибли. Будем откровенны, в зоне тяжелых разрушений радиация W88 лишь умеренно опасна для тех, кто остался в живых.

    Часы
    Если ядерная война и начнется, то наверняка это будет после какого-то внешнеполитического обострения. Вы давно подозревали самое неприятное и слушали радио. Это все еще самый надежный метод: SMS-оповещения при массовой рассылке по всей стране могут и не справиться. Итак, вы услышали предупреждение минут за 5−10. Скажем честно: убежища за постсоветские годы в большинстве деградировали и перестали быть надежными укрытиями. Так что если после взрыва прошли минуты, а вы оказались неподалеку, но еще живы, то скорее всего находитесь в обычном подвале. Что дальше?
    Оптимальный вариант — ничего не делать как минимум сутки, а если есть вода, то и несколько дней. Никакой огонь вам, скорее всего, не угрожает. В Хиросиме свирепствовал настоящий общегородской пожар с огненным смерчем, но причиной его стали опрокинутые дома из дерева и бумаги, воспламенившиеся от несовершенной электропроводки и открытых очагов. Наши поврежденные газопроводы могут дать взрывы, пожары — нечасто. Бетонные стены, под обломками которых будет погребена основная масса горючих материалов, не позволят разойтись огненному смерчу. Даже в Нагасаки настоящего общегородского пожара так и не случилось.
    И все же есть ли смысл сидеть в подвале днями? Есть, и немалый, — особенно если вы оказались в Москве. Ведь именно по столице в случае глобального конфликта ударит больше боеголовок, чем по какому-либо другому городу на планете. В Москве расположены ключевые центры управления, прикрытые эффективной противоракетной обороной. Чтобы гарантированно добраться до них, противник вынужден нацеливать множество ракет, с запасом.Москва подвергнется множеству ударов, и какие-то из них наверняка будут наземными, чтобы достать заглубленные убежища для военно-политической верхушки. Энергия таких взрывов быстрее поглощается поверхностью земли, что делает их в целом куда менее разрушительными — фактически ими пользуются лишь для атаки на глубокие защищенные цели. Однако наземные взрывы создают массу пыли, выпадающей радиоактивными осадками — знаменитым «фоллаутом».

    Именно поэтому стоит посидеть в подвале. Самые тяжелые частицы упадут быстро, к тому же опасные изотопы в них содержатся в основном короткоживущие. Уже через 7 часов доза в зоне поражения упадет десятикратно, через 49 часов — в 100 раз, а через 14 дней — в тысячу. Спустя 14 недель даже в прежней «красной» зоне можно будет гулять почти без риска для жизни. Так что первые несколько дней лучше остаться в подвале, а если есть вода и еда,, то стоит задержаться и на недели. К этому времени, быть может, подоспеет и помощь.
    Время оптимизма
    Добавим еще немного оптимизма. Как показывают теоретические модели, значительная часть населения переживет первые ядерные удары по городам. Вопреки историям про радиоактивный пепел, подсчитано, что в США выживет под 60%. В России, в силу большей скученности населения и многоэтажной застройки, доля выживших будет чуть меньше, но все же довольно солидной. Но как же конец света, ядерная зима, голод и полчища мутантов?
    К сожалению, анализ городского фольклора в наши задачи не входит. Поэтому просто отметим: ядерной зимы на практике не случится. Гипотеза о ней опиралась на предположение об образовании огненных смерчей над городами, зажженными атомными ударами. С ними сажа может достигать стратосферы, выше уровня обычных облаков, и оставаться там годами. Однако сегодня специалисты сходятся на том, что такой сценарий для современного мегаполиса маловероятен, и даже если отдельные огненные смерчи возникнут, их силы не хватит для подъема сажи в стратосферу. А из тропосферы она с осадками упадет вниз за считаные недели и не сможет надолго помешать солнечному свету достигать поверхности планеты.
    Не стоит ждать и вселенского голода: погибнут почти исключительно жители городов — то есть потребители, а не производители еды. Заражение полей будет умеренным и локальным, ведь удары не станут наносить по малозаселенной сельской местности. Да и долгоживущих изотопов после взрыва атомной бомбы остается довольно мало: вес делящегося вещества в бомбе слишком невелик. Уже на следующий год радиация в полях редко где останется заметной угрозой.
    Существование после начала Третьей мировой будет очень тяжелым. Но если вам не посчастливилось умереть после первого удара, легко и просто, то придется постараться жить дальше.

    Опубликовал VicRus @ 14:59

  • Добавить комментарий

Архивы

Статистика

  • 31
  • 32
  • 292
  • 1 090
  • 19 233
  • 1