• Продолжение,

    Итак, Д. Сачков убеждает нас в том, что поскольку борьба с ГЕГЕМОНОМ – СИНЕДРИОНОМ – бессмысленна, априори любой попытки Белого Разума Цивилизации её только УКРЕПЛЯЕТ (таков якобы механизмом системы), призывает русско-язычное население переходить на некую бартерную систему выживания горизонтального типа, “обрекая” власть РФ на совершенствование внутригосударственной системы в дальнейшем, и, на неопределённость бытия – пассионарность несчастного населения Русов.

    При всём высочайшем ИНТЕЛЛЕКТЕ Д. Сачкова я должен не согласиться с его теорией сохранения низкого уровня бытия пространство-образующего большинства населения Русов Белой расы – бартерной горизонтали, не акцентируя внимания на обречённом будущем самой государственности России, а продолжать искать “теорию окна в системе выживания” нашего Отечества, что и требуется Синедриону.

    Поскольку, по-русски, выход из трагической ситуации всегда есть, надо напрячь логико-философские способности и призвать исторический опыт Суперэтноса Русов Белой расы, в вопросе ВЫЖИВАНИЯ НАЦИИ, Конституционный СТАТУС которой, к великому сожалению, де-юре, внутри государства Конфедерации РФ до сих пор не учрежден, о котором без ПЕРВИЧНОЙ – ГЛАВНОЙ Конституционной меры – идентификации населением в СТАТУСЕ НАРОД НАЦИИ, не может идти речь!

    Для осуществления вожделенной ЦЕЛИ Разума Земной Цивилизации освободиться от ПЕТЛИ РОСТОВЩИКОВ, необходимо использовать старую, но по-новому сформулированную СИСТЕМУ исторического индивидуального БАНКРОТСТВА ДОЛЖНИКА, которую Синедрион сам создал и до сих пор совершенствует. Безусловно, в масштабе единых Континентальных интересов освобождения государств от Всемирной ростовщической петли США, необходимо создать полноценную СИСТЕМУ ОБВИНЕНИЯ Синедриона во Всемирном порабощении государств через совершенную банковско-кредитную систему, созданную во времени СИНЕДРИОНОМ.

    Во всех государствах Планеты Земля, любой БАНКУ ДОЛЖНИК претерпевает то или иное давление по ОПИСАНИЮ законно принадлежащей ему собственности, с последующей реализацией на рынке. Якобы юридически, заметьте, система компенсации ДОЛГА, вплоть до физического способа выколачивания, действует как часы! Оставляя за рамками излагаемой теории востребования банками компенсации долга физических и юридических лиц, через судебно-традиционный способ компенсации якобы потерь банка и переходим к межгосударственным долгам.

    Физический способ выколачивания банковского ДОЛГА через “погашения” финансового ДОЛГА ГОСУДАРСТВ друг другу, и, его КОРПОРАЦИЙ, допустим – исключается! Структуры защиты международных финансовых интересов банков, априори корпоративного интереса, перешли к военно-политической схеме выколачивания долга – ЧВК.

    Далее, переходим к массовости должников-государств, к круговой Мировой системе расчётов, в которых система банкротств осуществляется вероломной методикой государственных переворотов, с последующей силовой компенсацией банкам просроченных властью межгосударственных кредитов, долгов и обязательств по договорам, включая долгосрочные.

    Так вот, оказывается есть вариант, и, бескровный – востребования государственного долга. Используя существующий старый способ банкротства индивидуальных заёмщиков, мы переносим его на государственную модель. Что для этого надобно? А всего лишь создание Международного Суда по банкротству государств, вплоть до “независимых”, которых уже де-юре на планете Земля не существует, априори. Мировая государственная модель сосуществования живёт в ДОЛГ, чем содержат всю мировую банковскую систему, принадлежащую Синедриону! Поэтому, эта проблема меж-государственных должников уже перезрела! При этом, некоторые государства начали ею нагло спекулировать, ублажая её взятками и преференциями.

    РЕМАРКА!
    Поверхностно-горизонтальная модель бартерона Даниила мне напоминает гонимых властью религиозные семьи старообрядцев и староверов, которые ради сохранения ВЕРЫ РОДА ушли в полную изоляцию подальше от “строителей жидовских платформ” двадцатого века. Из чего можем заключить, что даже в вековом изгнании на такое явление были способны только языческо-религиозные Русы, но ассимилированные во времени выкрестами.

    Современные “русские” на такие религиозные подвиги не способны, априори. Но, зато стали способны на Суперэтнический уже – СВЕТСКИЙ ПОДВИГ по защите своего Отечества, как носители патриотической изначальной сущности Русов Белой расы, внутри сразу трёх существующих религиозных средах бытия. А на самом деле в четырёх социумах, априори новой среды бытия – советской.


    Уважаемый Даниил Сачков считает, что в четырех, а теперь уже в пятизначной СРЕДЕ Конфедеративного устройства возможен горизонтальный бартер, игнорирующий пост-советские корпорационные торговые платформы?

    В одной из сред имперского бытия населения России патриарх РПЦ называл славян – рабами, в другой – мула – неверными, а в третьей – грязными… Но, всех советская власть, собственным сознанием евреев, поместила под КОЛПАК ТРЁХ-образной религиозной системы, но уже в образности НЕ СУПЕРЭТНОСА РУСОВ Белой расы, априори 85-ти процентного большинства населения Евразии, а – “русских”, между прочим.

    Отсюда межродовая обязанность блюсти Честь и Достоинство “русского” якобы рода и семьи отсутствует, априори прилагательного, а не Конституционного СТАТУСА РУСОВ – исторической само-идентификации с Изначалья. Таким образом, начиная с патриарха Никона, власть про-жидовских выкрестов, все суперэтнические ветви Древа Русов – погубила, а с ними и ГЕНОМ! Но, осталась нетронутой РАСА Русов – Белая, которую невозможно уничтожить никакими перекрёстными покрытиями.

    Итак, мы получили замкнутый обречённый круг, поскольку по Даниилу Сачкову, любые действия государств по освобождению/защите от банковской кабалы приводит только к укреплению Мировой системы порабощения Синедрионом. Что делать?

    А вот что…

    Продолжение следует
    .

  • По Даниилу Сачкову!

    P.S.
    Так, возможно создать Мировое “окно системы”, через которое появится некий вариант уничтожения Мировой долларовой кредитно-денежной системы мировых расчётов? Логико-философски “окно есть окно!”, через которое достаточному количеству необходимых мер проскочить, включая террористические, за короткий промежуток времени, с целью разрушить некую “квартиру” – НЕВОЗМОЖНО, априори, образности, “горлышка” бутылки, и, априори массы неграмотных советчиков! А, поскольку т.н. “окно системы” практически не существует, присутствуя только в иллюзионной картине недовольных действующей системой, тем более! О чём побеспокоились проектировщики оной!

    Да, тяжела ноша “окна системы возможностей” Д. Сачкова, которую он взвалил на свои пытливые плечи! Не представляя, что, как уже сказал, – “окно есть окно”, ограниченное определёнными габаритами, проскочить через которое невозможно, априори: – разноголосицы иллюзорных представлений, несущих идеи, суммарная энергия которых недостаточна для разрушения “внутри-квартирного объёма”, образно! И, даже, взорвав через “ОКНО” помещение внутри квартиры, а тем более дома, невозможно разрушить ЗДАНИЕ, не представляя его КРЫШУ, размеры, ГАБАРИТЫ и, главное, фундамент.

    Любая система имеет некий КОЛПАК/СФЕРУ энергоинформационной защиты, выстроенную за длительный период, априори, прежде всего, задачи сохранения объёма золото-валютных средств, накопленного КАПИТАЛА, вложенного в строительство мирового масштаба!

    Вспомните одиозное “окно возможностей” – теракт 11 сентября 2001 года – атаку на “близнецов” в Нью-Йорке, не уничтожившая ни “город-свободы”, ни государство, а тем более – Мировую кредитно-денежную систему межгосударственных расчётов. Следовательно, необходим некий иной фундаментальный проект уничтожения ЭНЕРГО-ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЫ ЗАЩИТЫ ГЕГЕМОНА/СИНЕДРИОНА, вместе всех его на Земле филиалов, которые призван сохранить/защитить не только долларовую СИСТЕМУ, в образности МЕХАНИЗМА ОРУЖИЯ ФРС, но и является вторичной энерго-информационно СФЕРОЙ Мировой защиты действующей системы, и, прежде всего военно-политической структурой системы.

    Исторически, по мере “ЖИРЕНИЯ СИНЕДРИОНА”, росла БЕЗОКОННАЯ СИСТЕМА ЗАЩИТЫ Мировой власти, выращенная до глобальных размеров не только логико-философской, но и научно-технической/военно-политической защиты, в образности не проницательной СФЕРЫ, защищающей все мировые авуары хранения накопленного Синедрионом, во времени, включая войны, капитала, постоянно требовавшая совершенствования его защиты, во имя уже БУДУЩЕГО глобальной власти Синедриона.

    В этом случае, если популярно и доходчиво, большинство государств, в силу не совершенности собственной системы государственности, не понимают, что подпали под ГЛОБАЛЬНЫЙ колпак власти родоплеменного меньшинства Синедриона, который по алгоритму идеи, в состоянии самоуничтожиться, сохранив на будущее только свой родоплеменное ЯДРО/костяк – критическое меньшинство – в известных подземных убежищах.

    Эта очевидная картина перспективы БУДУЩЕГО Земной Цивилизации РАЗУМА, включая СУПЕРЭТНОС Русов Белой расы, ОБЯЗАН найти не “окно существующих возможностей” НЕ противостояния системе СИНЕДРИОНА, а СПОСОБ полного и окончательного уничтожения ОЧАГА угрозы Разума Земной Цивилизации, если хотите – ИДЕИ. Ибо в подобные исторические, настежь распахнутые “окна” государственных структур, всегда проникали только евреи и ими ассимилированные братья и сёстры.

    P.P.S.
    Нельзя забывать, что Синедрион, за последние сто лет, так поднаторел, что стал создавать искусственные “окна, якобы, возможностей собственного уничтожения”, провоцируя неразумных, и легко, с помощью структур ЧВК, ликвидирует всякие попытки, но, после уничтожения “пытливых”, разрушив государство, якобы уходит восвояси, убеждая тем самым мировую общественность в выполнении неких не возложенных на него обязанностей. И, к тому же, ни за что не отвечая… Хитроумная якобы позиция Синедриона, но нами читаемая, не правда ли?

    Продолжение следует
    http://rusvic.ru/
    .

  • Ta_Mara884 

    После войны семья наша почти два года кочевала по разорённой войной Украине, так как воинская часть отца восстанавливала разрушенные немцами аэродромы. На одном из полустанков отец, выскочивший с чайником за кипятком, вдруг вернулся, неся вместе с товарищем безногого солдата. За ними внесли солдатский рюкзак и старенький баян. Ноги у солдата были отняты по самый пах. А сам он был молод, красив и, что называется, в “стельку” пьян.
    На удивлённые вопросы мамы и бабушки отец отвечал кратко и потрясённо: “Он пел!” Молодого инвалида старательно обтёрли мокрым полотенцем и уложили на топчан теплушки.
    Тем временем офицеры, желая установить личность солдата, проверили его рюкзак и были полностью сражены: безногий солдат был награждён пятью боевыми орденами, а отдельно, в красной коробочке, лежал Орден Ленина. И был инвалид сержантом Авдеевым Николаем Павловичем от роду двадцати пяти лет. Офицеры, прошедшие войну, многие, как мой отец, ещё и финскую, знали цену таким наградам.

    Среди орденов лежало письмо. Видно было, что его неоднократно комкали, а потом расправляли. Письмо было подписано: “любящая тебя Шурочка”. “Любящая Шурочка” писала, что будь у Николая хоть одна нога – она бы за ним в госпиталь приехала. А уж совсем ползуна она, молодая и красивая, взять не может. Так и писала Шурочка – “ползуна!” В вагоне повисла угрюмая тишина. Мама всхлипнула, бабушка убеждённо сказала: “Бог её накажет!” – и ещё раз бережно обтёрла лицо спящего.
    Спал безногий солдат долго, а проснувшись, казалось, совсем не удивился, что едет неизвестно куда и неизвестно с кем. Так же легко согласился он остаться пока в нашей части, сказав при этом: “Там видно будет”. Охотно откликнулся Николай и на просьбу спеть, с которой на удивление робко обратился мой отец, вообще-то человек не робкого десятка. Он впоследствии как-то, казалось нам тогда, робел перед Авдеевым. Это было преклонением перед уникальным талантом.
    Авдеев запел. Бархатный бас поплыл по вагону и словно заполнил собой окружающее пространство. Не стало слышно грохота колёс, за окном исчез мелькающий пейзаж. Сейчас иногда говорят – “попал в другое измерение”. Нечто подобное произошло тогда с пассажирами вагона-теплушки. Я до сих пор думаю, что мне довелось в детстве слышать певца, обладающего не только уникальным голосом, но и ещё богатой, широкой душой, что и отличает великих певцов от бездарностей. Однажды я спросила бабушку: “Почему, когда дядя Коля поёт, облака то останавливаются, то бегут всё быстрей?” Бабушка задумалась, а потом ответила мне, как взрослой: “А ведь и правда! Это у нас душа от его голоса то замирает, то к Богу устремляется. Талант у Коленьки такой особый”.

    А вскоре произошло то, что заставило окружающих посмотреть на певческий талант Авдеева с ещё большим изумлением.

    Через дорогу от школы, где жили офицерские семьи, в небольшом домике жила пожилая еврейка – тётя Пейся со своей очень красивой дочерью Розой. Эта ещё совсем молодая женщина была совершенно седой и немой. Это произошло с ней, когда в одном из маленьких местечек Белоруссии немцы уничтожали евреев.
    Чудом спасённая русскими соседями, лёжа в подвале со ртом, завязанным полотенцем, чтобы не кричала, Роза слышала, как зовут её из рядом горящего дома её дети – близнецы.

    Несчастная мать выжила, но онемела и поседела.

    В один из летних вечеров, когда Роза с лотком маковых ирисок зашла к нам во двор, на своей тележке на крыльцо выкатился дядя Коля. Надо сказать, что к этому времени он был уже официально оформлен комендантом офицерского общежития и получал зарплату, по существу был членом нашей семьи. Женщины поставили перед ним тазик с вишней, мы, дети, облепили его, и он рассказывал нам что-то очень смешное. При виде седой Розы дядя Коля вдруг замолчал и как-то особенно внимательно стал вглядываться в её лицо. Потом он запел. Запел, даже не попросив, как обычно, принести ему баян. Помню, что пел он какую-то незнакомую песню о несчастной уточке – лебёдушке, у которой злые охотники, потехи ради, убили её утят-лебедят. Могучий бас Авдеева то жалобно лился, то скорбно и гневно рокотал. Подняв глаза, я увидела, что все окна большого дома были открыты и в них молча застыли люди. И вот Роза как-то страшно замычала, потом упала на колени, подняла руки к небу, и из губ её вырвался молодой, звонкий и безумный от горя голос. На еврейском языке взывала к Богу несчастная мать. Несколько женщин, бросившихся к ней, застыли по знаку руки певца. А он всё пел, а Роза кричала всё тише и тише, пока с плачем не упала на траву. Её спешно подняли, внесли в дом, и около неё захлопотал наш полковой врач.

    А мы, рано повзрослевшие дети войны, как суслики, столбиками, остались сидеть молча в тёплой темноте южной ночи. Мы понимали, что стали свидетелями чуда, которое запомним на всю жизнь. Утром пришла тётя Пейся и, встав перед дядей Колей на колени, поцеловала ему руку. И снова все плакали. Впрочем, в моём детстве плакали часто даже мужчины. “Почему взрослые плачут? – спросила я маму. “Это слёзы войны, – ответила мне она, – в войну-то нам плакать было некогда, да и нельзя. Надо было выстоять, чтобы детей спасти. А теперь вот слёзы и отливаются. Твоё поколение уже не будет плакать. Только радоваться”.

    Надо сказать, что я с горечью вспоминаю эти мамины слова. Радуюсь редко.

    Шёл 1948 год. И вот стало происходить что-то странное, непонятное нам, детям. С улиц города стали исчезать инвалиды, которых до этого было так много. Постукивали палочками слепые, но безрукие и безногие, особенно такие, как дядя Коля, практически исчезли. Взрослые испуганно и возмущённо шептались о том, что людей забирают ночами и куда-то увозят. В один из вечеров я услышала, как родители тихо говорили, что дядю Колю придётся спрятать, отправить к родным мамы, на дальний казачий хутор.
    …Но здесь произошло событие, которое предопределило дальнейшую судьбу Николая Авдеева и стало таким ярким эпизодом в моей жизни. В 1948 году страна-победительница торжественно праздновала 800-летие Москвы. Повсюду висели флаги и транспаранты, проходили праздничные мероприятия. Одним из таких мероприятий должен был стать концерт в Доме офицеров. Случилось так, что проездом на какую-то инспекционную поездку в городе на целый день остановился маршал Георгий Константинович Жуков. Взрослые называли его коротко и уважительно “сам Маршал”. Именно так это и звучало – с большой буквы. Отец пояснил мне, что я видела его в кино, когда, как и все, неоднократно смотрела Парад Победы. “Ну, на коне! Помнишь?” – говорил отец. Честно говоря, коня я помнила очень хорошо, удивляясь каждый раз, почему у него перебинтованы ноги. Маршала же я практически не разглядела. И вот офицерам объявили, что на концерте сводной самодеятельности воинских частей будет присутствовать Жуков. Каждый вечер шли репетиции, и на одной из них было решено, что цветы маршалу буду вручать я. Не могу сказать, что меня, в отличие от моей семьи, это обрадовало. Скорее, наоборот. Мне вообще очень не хотелось идти на концерт, ведь я всё это видела и слышала неоднократно. Теперь я уже никогда не узнаю, почему выбор пал на меня. Скорее, из-за совершенно кукольной внешности, которая, кстати, полностью не совпадала с моим мальчишеским характером. Два дня у нас в коммуналке строчил старый “Зингер”.
    Мне спешно шили пышное платье из списанного парашюта. Шила мама. А бабушка, наспех нас накормив, вдруг стала днём, стоя на коленях, молиться перед иконой Святого Георгия Победоносца
    Эта удивительно красивая икона была единственной сохранившейся из её большого иконостаса. В старом казачьем офицерском роду была она семейной. Много поколений молились перед ней, да и всех мальчиков у нас называли Георгием и Виктором. Я была удивлена, услышав, что бабушка непрестанно молится за дядю Колю.

    В торжественный день из меня изобразили нечто вроде кукольной Мальвины, вручили сноп мокрых гладиолусов и раз десять заставили повторить приветствие высокому гостю. В результате, когда подъехали три машины, и из первой вышел коренастый человек с суровым, как мне показалось, лицом и звёздами Героя на кителе, я всё начисто забыла. И буквально на одном дыхании выпалила: “Товарищ Жуков! Мы все вас поздравляем! Пожалуйста, живите долго со своим красивым конём!” Вокруг раздался гомерический хохот. Но громче всех, буквально до слёз, смеялся сам маршал. Кто-то из его сопровождения поспешно взял у меня огромный букет, и Жуков, продолжая смеяться, сказал: “Ну вот теперь я тебя вижу. Пойдём со мной!” И подав мне, как взрослой, руку повёл меня по лестнице, в ложу. В ложе стояли стулья и большое бархатное кресло для высокого гостя. Но он, смеясь, сказал: “Кресло для маленькой дамы!” – и, посадив меня в кресло, пододвинул свой стул ближе к перилам ложи. В ужасе и отчаянии от своего провала и позора я сжалась в кресле в комочек. “Как тебя зовут?” – спросил Жуков. “Людмила”, – прошептала я. “Люсенька, значит!” – Жуков погладил меня по моим очень длинным волосам. Концерт начался. На сцене танцевали гопак, пели все известные фронтовые песни, снова танцевали. Мне же хотелось одного: сбежать и забиться куда-нибудь в тёмный уголок. На маршала я боялась даже поднять глаза.

    Но вдруг я просто подскочила от удивления. На сцене, вместо конферансье, появился мой отец. Напряжённым, каким-то чужим голосом отец объявил: “А сейчас перед вами выступит кавалер орденов (шло их перечисление) и кавалер ордена Ленина, танкист, сержант Николай Авдеев!” Дядю Колю давно уже знали и любили. Зал затих. Детским своим умом я не поняла сути происходящего. Но зрители в зале поняли сразу, что безногий человек на сцене был вызовом власти. Вызовом её безжалостному лицемерию по отношению к людям, которые, защищая Родину, защитили и эту самую власть. Власть, которая сейчас так жестоко и бессовестно избавлялась от покалеченных войной. Я всё это поняла, повзрослев. А тогда два офицера вынесли на сцену Авдеева, сидящего в таком же бархатном кресле с баяном в руках. И вот полилась песня: “Уж, ты ноченька, ночка тёмная…” Голос не пел. Он сначала тихо плакал, а потом громко зарыдал от одиночества и тоски. Зал замер. Вряд ли в нём был тогда человек, который не потерял в войну своих близких. Но зрители не успели зааплодировать, потому что певец сразу заговорил: “Товарищи! В старинных битвах отстояли Отечество наше и свою столицу – Москву! Но и за сто лет до нас прадеды наши погибали за Москву и Россию! Помянем же их!” И Авдеев запел: “Шумел, горел пожар московский…” Показалось, это перед всеми совершенно зримо пошли в своих сверкающих киверах победители 1812 года. В едином порыве зал стал дружно и слаженно отхлопывать рефрен песни. В ложе стали раздаваться восхищённые голоса. Я, наконец осмелев, посмотрела на Жукова. Он, сжав руками барьер ложи, откинулся на спинку стула. Явное удивление и восхищение читалось на его лице. Но вдруг баян замолчал. Руки певца бессильно упали на него, Авдеев повернул голову в сторону маршальской ложи, и серебряная труба его голоса в полной тишине пропела: “Судьба играет человеком, она изменчива всегда…” Зал буквально взорвался от восторга. На сцене выросла гора цветов. Жуков слегка повернул голову и властно сказал кому-то позади себя: “Узнай, распорядись!” Здесь я наконец-то пришла в себя и, тронув Жукова за колено, сказала: “А я всё про дядю Колю знаю!” “Тогда расскажи”, – ответил он мне и наклонился ближе. Но раздались звуки рояля, и снова, но уже торжественно и скорбно, заполнил зал фантастический голос: “Ты взойди моя заря, заря моя последняя…” В порыве чувств люди в зале стали вставать, многие плакали. Я вновь посмотрела на Жукова. Он сидел так же, откинувшись на спинку стула, с вытянутыми на барьер ложи руками. Но глаза у него были закрыты, и лицо побледнело и стало печальным и усталым. Скорбно и моляще прогудел бас Авдеева: “Ты укрепи меня, Господь!” И в этот момент в неподалёку стоящей церкви ударили колокола. Зал бушевал. Жуков открыл глаза и, произнеся: “Фантастика!”, снова наклонился ко мне и, как мне показалось, строго спросил: “Так что же ты знаешь про дядю Колю?” Я заторопилась: “Его мой папа на станции нашёл. Он у нас теперь комендантом работает, и в семье, как родной. Он, знаете, какой добрый и всё-всё умеет!” Лицо маршала оставалось таким же печальным и усталым. “Детка, как ты думаешь, что для этого человека можно сейчас сделать?” – спросил он у меня как у взрослой. Я на секунду задумалась: “Баян ему доктор подарил, а он совсем старенький. Новый бы надо купить! Да уж это когда разживёмся”, – заговорила я бабушкиными словами. “А главное – дяде Коле жильё какое-нибудь надо. Мы-то в целой каптёрке живём, а он в чуланчике возле котельной ютится!” Жуков слушал меня молча и неулыбчиво. И вдруг спросил: “А тебе самой что хочется?” И здесь я поняла, что нужно вовсю пользоваться случаем. “Мне ничего не надо. Я вообще счастливая. У меня папа с войны вернулся. А вот Ниночке, подружке моей, нужен специальный детский дом, потому что она немая. У неё немцы язык отрезали и свастику на ручке выжгли. Это чтобы её родители-подпольщики заговорили. Но они всё равно никого не выдали, и их расстреляли”. Я не увидела лица маршала. Он вдруг поднял меня на руки и крепко обнял. На какое-то время я услышала, как под кителем со звёздами Героя ровно и сильно бьётся сердце Жукова. Потом он опустил меня на пол и бросил: “Пошли!” Дядя Коля сидел внизу на диванчике, смотрел, как мы спускаемся к нему, и лицо его показалось мне таким же усталым и печальным. Потом маршал подошёл к Авдееву и сел рядом. Некоторое время они сидели молча. Но вот Жуков заговорил. О чём говорили они – безногий сержант и маршал со звёздами Героя – Николай не рассказывал, но бабушка говорила, что всю следующую ночь он не спал. Домой ехали мы с дядей Колей. В руках у меня были два огромных пакета с конфетами, а рядом на сиденье лежали два роскошных набора рижских духов. На следующее утро Николая Авдеева увезли в штаб, где ему торжественно вручили сияющий малиновым перламутром аккордеон, а главное – конверт с ордером на комнату в большом и красивом доме. Комната оказалась тоже очень большой и красивой, с большим окном и паркетными полами.

    Николай Авдеев окончил музыкальное училище и до конца жизни работал заведующим Дома культуры. А умер он рано, когда ему исполнилось 47 лет. У него было два сына-близнеца, которые стали впоследствии хорошими врачами. Дивный голос своего отца они не унаследовали. Он ушёл с ним.

    За Ниночкой приехали из Киева и увезли её в хороший интернат, где, говорили, она была всеобщей любимицей. Но умерла Ниночка, не дожив до двадцати лет. Не знаю, то ли сердце её было сломлено пережитым ужасом, то ли, как говорила бабушка, родители-мученики ждали и звали её.

    Отца же моего почему-то направили на курсы политработников в Смоленске. Служил он потом в войсковых училищах, и помню, что всегда заботился особенно о курсантах-сиротах. Многие из них, став сейчас седыми отставниками, вспоминают о нём с любовью и уважением.

    👤 Людмила ТОЛКИШЕВСКАЯ

    “Неизвестный», — так и назвал этот рисунок художник Геннадий Добров. Позже удалось вроде бы выяснить (но лишь предположительно), что это был Герой СССР Григорий Волошин. Он был летчиком и выжил, протаранив вражеский самолет.

    @История

    #война

    #ссср

    #все_самое_интересное

    #все_самое_любопытное

    #жизнь_после_войны

    #военные_инвалиды

    #жуков

    0.0

  • По АНАЛОГИИ Ленин-Ельцин:
    https://dzen.ru/a/ZIvQSX_hLRfxME3c

    Итак, я вижу и понимаю два символа власти двух исторически-несравненных эпох – двух персон/противоположных по диалектической значимости: первый – созидал государственность, а второй – уничтожил!

    Всмотритесь в архитектуру двух памятников-мавзолеев: вы видите аналогию мысли ушедшей в историю власти и настоящей – либералов, которые используются властью по непонятным на сегодняшний день политическим мотивам.

    Первый – укрывается парадигмам правдами и неправдами от глаз москвичей, гостей столицы, включая иностранных, а второй – выпячивается навязанным властью для принятием сознанием, особенно детского/школьного возраста.

    Сохранения первого и второго имеют ПРИЧИНЫ и причинно-следственные связи т.н. ОПЕКИ, ещё не уничтоженной в Памяти сознания подавляющего меньшинства “населения”, казалось бы. Но, если первый – “ЛЕНИН”, несёт исторический признак благородной Памяти Великого Отечества, то второй – ни какой то там увековеченный подавляющей общественностью статус “великого реформатора”, а – государственного ПОЗОРА, в образности проекта исторического центра, диалектически-убеждённого разрушителя исторической государственности, – наглую убеждённость либеральной общественности – врагов государства, в безнаказанности…

    ПАМЯТНИК, стоящий в ОЖИДАНИИ признания его – Ельцина – заслуг перед Отечеством, вызывает раздражение БОЛЬШИНСТВА населения России. А принять властью Решение о сносе явного олицетворения ПОЗОРА – самого памятника, оставив и перенаправив вектор ЦЕЛИ существования самого здания – ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ, пока – СЛАБО? Поскольку, народишко – бессильно, – ФАКТ!

    Я, так понимаю, что пока форма существующей государственности РФ/Конфедерации будет сохраняться, либеральная сволочь будет управлять Россией, до тех пор ВТОРОЙ памятник бандитской жидо-еврейской своре будет стоять. Но, как только произойдёт полная смена СИСТЕМЫ государственности, и, существующая КОНФЕДЕРАЦИЯ всего Евразийского пространства будет бескровно заменена но НОВУЮ ДИАЛЕКТИЧЕСКУЮ СИСТЕМУ Государственности – ПЛАНЕТАРНУЮ МОДЕЛЬ ЯДРА ГОСУДАРСТВЕННОСТИ “Государство-НАЦИЯ Руси-Русии, так мысль, высказанная мной выше, будет востребована…

    Думайте, Русы!

    Виктор Русаков

  • Да, я так же против войны! Но, чтобы её ПОБЕДОНОСНО закончить надо: –
    1. Взять Киев – столицу фашистского режима, с подписанием Акта о полной и безоговорочной КАПИТУЛЯЦИИ Украины.

    2. Установить советско-польскую ГРАНИЦУ после ВОВ, с включением территории Приднестровской республики в состав Руси-Русии.

    3. Денонсировать документы по передаче территории ГДР под власть ФРГ.

    4. Вернуть всю территорию Прибалтики в состав Руси-Русии.

  • ВЕСЬМА ВАЖНО!
    https://aftershock.news/?q=node/1345743&full

    Продолжение комментариев на сноске
    aftershock.news
    Командировка на Украину (2013-2014 гг.). Александр Ананьев (старший советник МИД России в отставке) (Helio)
    Моя командировка в российское посольство на Украине началась 1 августа 2013 года. За три дня до этого закончился визит президента России В. Путина в «мать городов русских» на празднование 1025-летия крещения Руси. Украина, Россия и Беларусь совместно отпраздновали знаменательное событие…
    aftershock.newsaftershock.news

  • https://bastyon.com/index?v=91c5fe1d5668ce1271556b…

    По – Д. Сачкову: – “Всемирное ОКНО ВОЗМОЖНОСТИ разрушения государственности США”, априори востребования Мировым сообществом суммарных государственных долгов – золото-валютных обязательств по трежерис, в парадигме “ВЕЧНОСТИ” долларовой системы порабощения, нельзя называть “окном”, поскольку, с открытием этого “окна возможностей” – в КАЗНАЧЕЙСТВО США – святое из святых, незамедлительно запускается обвальный неконтролируемый процесс ХАОСА востребования владельцами трежерис, подобный явлению обменного пункта – неуправляемого хаоса, который Синедрион допустить не может!

    Вопрос надо ставить иначе: ЛИБО – в рамках принятого Всемирно-цивилизованного политико-экономического ОПРЕДЕЛЕНИЯ – ОБЪЯВЛЕНИЯ Разумом Цивилизации планеты Земля СТАТУСА вечного государства-должника – Всемирным БАНКРОТОМ (для чего необходимо учреждение Всемирного ОРГАНА БАНКРОТСТВ), как не погасившего ВО ВРЕМЕНИ свои гос-казначейские ОБЯЗАТЕЛЬСТВА по трежерис. Так вот, отсутствие в статье СДЕЛКИ по трежерис срока действия оной, – ГАРАНТИИ КАЗНАЧЕЙСТВА США обмена на золото/серебро, оставило “открытым окно возможностей” в иллюзии.

    Либо – ОГОВОРЕННЫЙ по трежерис период действия ВРЕМЕНИ, либо – НЕ оговоренная процедура в “системы против системы” кроме революционного/контрреволюционного разрешения – военно-силового, востребует спец-экспертную оценку группой специалистов стоимость всей территории США, включая разработанную и разведанную стоимость природных ресурсов, стоимость всей инфраструктуры и основных фондов с амортизацией, стоимостью интеллекта США, в унциях презренного металла, с включением стоимости территорий колоний.

    Не забывая, что каждый, по милости СИСТЕМЫ КАЗНАЧЕЙСТВА США – СИНЕДРИОНА, гражданин – является официальным Мировым ДОЛЖНИКОМ, все зарегистрированные в Мире трежерис несут на себе ЧАСТЬ государственного совокупного долга, что при нереальности его погашения, востребуется процесс официального Международного ДЕЛЁЖА по частям стоимости каждого штата.

    Второе второе “окно возможности” – миграция населения планеты в США, останется открытым, но им никто не воспользуется, разве только для окончательного разграбления территорий. Миграционный процесс незамедлительно прекратится с разделением территории США на долговые компенсационные части. В то же время, “открытое окно” для мигрантов лишит Международный суд ПРАВА СУДИТЬ государство США цивилизованным способом, априори континентального ХАОСА, который в состоянии будет прекратить только НОВЫЙ ЗАКОННО-пробредший часть территории США.

    Полагаю, что в этом случае исторические территории Аляски и Калифорнии со всеми островами Тихого океана с архипелагами отойдут России, не только по сумме трежерис, но и по исторической справедливости, без войны… Чем Русь-Русия полностью удовлетворится и задумается о действующей системе государственности и незамедлительной замене на НОВУЮ Планетарную систему государственности по модели “Государство-НАЦИЯ”.

    Таким образом, таким способом, возможно создать новую Конфедерацию США, с властью новых субъектов-владельцев – законных приобретателей, внутри территории Северной Америки, и навсегда освободившись от доллара перейти к международным расчётам в унциях “презренного металла”… Не так ли?

    Если коротко и популярно…

Архивы

Статистика

  • 66
  • 143
  • 425
  • 1 520
  • 19 607
  • 35 297